Страницы

Friday, February 3, 2017

Наше поколение утратило вкус к правде

Мой любимый миссионер, богослов и философ Альберт Швейцер, любивший Христа и живший по Христу (да, я знаю, что он либеральный богослов, но я верю, что Христос -- Бог), переживший антропологическую катастрофу агонии модернизма Первой и Второй мировой войны, в своей автобиографической книге "Я родился в период духовного упадка человечества" писал: "Наше поколение, недооценив мышление, утратило вкус к правде, а с ним вместе и истину…" Наше поколение, смею продолжить, так и не обрело вкус правды и вкус Истины.

Мы, как отдельные представители человеческой цивилизации, населяющие разные материки и страны, продолжаем отказываться от собственного мышления, от личного диалога с Творцом и Архитектором Истории, с другим и со своей самостью. Мы продолжаем скептически относиться к тем, кто пытается мыслить самостоятельно, вопреки национальным, партийным и государственным идеологиям, вопреки философии потребления корпократии.

Мы так много говорим о Христе, и так часто пытаемся Его Богочеловечество втиснуть в либерализм, в демократию, в социализм, в коммунизм, в анархизм, в консерватизм, и да, в национализм и империализм тоже. Мы не можем помыслить о Христе, как об Истине вне идеологии, без истины, которую нам навязывает идеология, преломляя и искажая сущность и учение Богочеловека. Сегодня такой Христос-без-идеологии не нужен современному человеку. Идеологию с пропагандой и инкрустированным "Христом" можно контролировать. Христа как Истину, как Бога, -- нет. И чтобы обрести этот контроль, мы продолжаем убивать друг друга во имя Христа инкрустированного в идеологию, во имя государственной или национальной идеи, во имя вставания с колен и восстановления Третьего Рима, во имя пропаганды, во имя фантомных конвульсий СССР, во имя ... самих себя...

Христос -- идеологично неинкрустируем, Христос -- вне идеологии, даже самой претендующей на инклюзию Его участия и влияния на общество. Идеологии рождались и умирали, унося во имя свое от сотен тысяч до десятков миллионов человеческих жизней. Идеология не способна выжить и господствовать, если не отнимет у человека способность самостоятельно мыслить. Для любой идеологии, даже либеральной демократии, свобода самостоятельно мыслить -- это угроза для власти господствующего большинства. Но, как показало Средневековье, именно власть господствующего большинства отправила девять Крестовых походов, миссия с насилием, огнем и мечом, с инкрустированным Христом...

Христос же Евангелия -- Бог, дающий Себя человеку, Бог, дающий жизнь, Бог -- восстанавливающий истинную свободу вышнего Призвания человека, Бог -- освобождающий от власти греха... Поэтому я наивно продолжаю верить в Христа, в Христа Евангелия... И в завершение своего потока сознания -- цитата из "Я родился в период духовного упадка человечества" Альберта Швейцера:
...современный человек всю жизнь испытывает воздействие сил, стремящихся отнять у него доверие к собственному мышлению. Сковывающая его духовная несамостоятельность царит во всем, что он слышит и читает; она — в людях, которые его окружают, она — в партиях и союзах, к которым он принадлежит, она — в тех отношениях, в рамках которых протекает его жизнь. Со всех сторон и разнообразнейшими способами его побуждают брать истины и убеждения, необходимые для жизни, у организаций, которые предъявляют на него права...  
Дух времени способствует скептическому отношению современного человека к собственному мышлению, делая его восприимчивее к авторитарной истине. Этому постоянному воздействию он не может оказать нужного сопротивления, поскольку он является сверхзанятым, несобранным, раздробленным существом. Кроме того, многосторонняя материальная зависимость воздействует на его ментальность таким образом, что в конце концов он теряет веру в возможность самостоятельной мысли.
Отказ от мышления — свидетельство духовного банкротства. Неверие в возможность рационального познания истины ведет к скептицизму. Те, кто способствуют этому, питают надежду на то, что люди, отказавшись от самостоятельно познанной истины, будут принуждены принять авторитарно навязываемый им пропагандистский суррогат истины.
Этот расчет ложен. Тот, кто открывает шлюзы потоку скепсиса, не вправе ожидать, что сумеет затем его остановить. Лишь ничтожная часть потерявших надежду достигнуть истины благодаря собственному мышлению найдет замену ей в заимствованной истине. Основная же масса останется скептичной. Она потеряет вкус к истине и потребность в ней и будет оставаться в безмыслии, колеблясь между различными мнениями. 
Но и заимствование авторитарной истины с фиксированным духовным и этическим содержанием не уничтожит, а только прикроет скептицизм. Противоестественное состояние, когда человек не верит им самим познанной истине, будет сохраняться и оказывать воздействие. Здание истины не может быть сооружено на зыбкой почве скепсиса. Все больше и больше проникаясь скептицизмом, наша духовная жизнь прогнивает. Поэтому мы и живем в мире, который полон лжи. Нас губит стремление организовать и истину. 
Заимствованная истина ставшего доверчивым скепсиса не имеет качеств истины, возникшей в мышлении. Это истина внешняя и застывшая. Она может воздействовать на человека, но не в состоянии слиться с ним внутренне. Живая истина только та, что возникает в мышлении. Подобно дереву, год за годом каждый раз заново приносящему те же самые плоды, мышление должно постоянно вновь и вновь нести ценные идеи. Наше же время пытается представить плодоносящим бесплодное дерево скептицизма, привязывая к его ветвям плоды истины. 
Лишь будучи уверенными в способности нашего индивидуального мышления достичь истины, мы становимся способными воспринять ее. Свободное и глубокое мышление не подвержено субъективизму. Наряду со своими собственными идеями оно несет в себе как свое знание и те, которые традиционно признаются истинными. Стремление быть правдивым должно стать столь же сильным, как и стремление к истине. Только то время, которое имеет мужество быть правдивым, может обладать истиной как духовной силой. Правдивость есть фундамент духовной жизни. 
Наше поколение, недооценив мышление, утратило вкус к правде, а с ним вместе и истину… 
...Спокойно и смиренно всматриваюсь я в будущее, надеясь не встретить неподготовленным (если это мне будет даровано) то время, когда силы откажут мне. И своей деятельностью, и своими страданиями мы призваны доказывать могущество людей, обретших Мир, который превыше разума...