Страницы

Saturday, May 21, 2016

Насилие и авторитет пастора

Пока для нас (пасторов и служителей) авторитет поместной церкви перед «внешними» будет выше слез отдельных женщин и детей, над которыми совершается насилие в христианских, в том числе, евангельских церквах и семьях, до тех пор насилие в наших христианских церквах и семьях не прекратится. Публичное отлучение насильника, а не жертвы, есть настоящий авторитет поместной церкви, которая вместе с Царством Божьим провозглашает: нет насилию в Царстве Христа.

Авторитет поместной христианской общины в глазах Бога привязан не к сокрытию греха насилия, а в исповедании и соответствующем отношении к греху насилия; привязан не к пастору, не к авторитету общины, а к самым незащищенным людям в нашей общине: истинное благочестие – призирать, заботиться, защищать сирот, вдов, обездоленных, не способных позаботиться о себе, беззащитных, не способных защитить себя. Христианская община – это не рассадник насилия и насильнических идей. Христианская община – это место, где те, кто встречается с насилием, могут найти защиту, укрытие, убежище, ковчег для беззащитных от насилия...

А вообще, не перестаю удивляться тому, как много христиан в решающий момент выступает именно на стороне насильника-президента (социально-политическое насилие), насильника-пастора (духовно-эмоциональное насилие), насильника-мужа (бытовое, сексуальное, физическое и др. насилие). Не перестаю удивляться...
"Many times Slavic women are afraid to voice their fears because of the great emphasis that is made on reputation in our community," she said. "They feel they will be ridiculed instead of protected, and it will always be their fault simply because they are female."
Read: "The Shameful Secret of 'Christian' Domestic Abuse"