Страницы

Monday, April 25, 2016

То, что ты сеешь, не оживет, если не умрет

«Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода» (Ин 12:24).
#Непопулярное. #ГоворитУсталость. #ЛидерскиеЩепки. Очень субъективные и личные размышления… Поскольку мне сейчас 42 года, все чаще думаю о том, в чем состоит суть эффективного лидерства. Иногда по нескольку часов в день. Средний возраст лидера — самый сложный, поскольку он находится между молотом и наковальней. Его воспитывает и критикует старшее поколение, и его обличает и критикует младшее поколение. Удар молота, искры, несокрушимость наковальни. Потому что будущее принадлежит исключительно молодым. Было бы по-другому, если бы не смерть. Смерть — это тление, если мы не смотрим в будущее. Но смерть — это и жизнь, если мы смотрим в будущее, и сеем семена. «То, что ты сеешь, не оживет, если не умрет» (1Кор 15:36).

Молот — старшее поколение, которое находится в возрастном периоде, характеризующимся поиском и сохранением значимости (во всех смыслах этого слова). В нашем контексте пост-советской реальности им принадлежит апостольство (как начинание новых церковных и парацерковных суб-культур различной формы жизнедеятельности), им принадлежит опыт, им принадлежит имя. Я и многие подобные мне, которые приняли призвание продолжать развивать определенную сферу, а не начинать абсолютно новые организации по своему видению и пониманию, — вторые по всем объективным и субъективным факторам. И мы всегда будем вторыми до тех пор, пока сами не достигнем периода значимости. Поэтому вопрос не в том, чтобы идти на конфликт со старшим поколением лидеров, а в том, каким образом найти взаимодействие? Что нас может объединить, кроме профессиональной деятельности?

Наковальня — младшее поколение, которое находится в поисках профессионального роста, самоидентификации, строит карьеру (в положительном смыле этого слова), стремится к успехам. Не один молот, возомнивший о своей несокрушимости, разбивался вдребезги о наковальню амбиций молодого поколоения. Как любит повторять один христианский лидер из Ровно: «Кто не был молод, тот не был глуп». В этот период молодое поколение лидеров более страстное, воинственное, сосредоточенное, готово незамедлительно идти на риск. Ведь впереди вся жизнь. Дети еще маленькие, не достигли подросткового возраста. Если что-то пойдет не так, можно начать сначала — новый проект, искать работу в новой организации, переехать куда-нибудь.

А я, как представитель среднего поколения, нахожусь между молотом и наковальней. Поскольку твои амбиции трансформируются в глубинные ценности, ты уже не готов с такой легкостью рвать отношения со старшим поколением. Поскольку ты на пути к значимости, то также появляется искушение «задвигать» всех молодых на место, ведь они, возможно, претендуют на твое место. А ты уже не настолько мобильный, не настолько готов идти на риск, не так спешишь использовать для реализации каждую появившуюся возможность, тебе нужно больше времени, чтобы подумать, перед тем, как что-то сказать.

Старшее поколение готовится к уходу. Младшее поколение готовится к приходу, занять ключевые лидерские позиции. И ты, в среднем возрасте, осознаешь, что обретаешь «два лица»: оглядываясь назад в молодость, смотришь вперед в зрелость, и ищешь возможности остаться мостом, не занять ни сторону молодых лидеров, ни сторону значимых лидеров старшего поколения.

Среднее поколение — это поколение, которое достигло уже определенного уровня αρετη, и, попав между молотом и наковальней, с каждым ударом судьбы задается следующими вопросами (если есть время в «лидерской» суете). Удар: а стоили ли мои достижения той цены, которую я за них заплатил в плане отношений с друзьями, с семьей, с женой, с детьми, с родителями? Удар: хочу ли я и дальше платить эту цену? Удар: с чем я останусь через 10 лет, если буду продолжать в том же духе? Удар: может быть, пришла пора радикальных изменений? Удар: как выжить, сохранить себя и достоинство, как лидер, между стабильностью значимости с одной стороны, и галопом к успеху, с другой стороны?

Или, возможно, это все неправильные вопросы? Может быть, стоит отнестись к этому всему равнодушно, зацементировать свое сердце и чувства, и выбрать путь «по головам», реализуя, во что бы то ни стало, свою мечту, свое призвание, свое понимание, в конце концов, самого себя? Или же махнуть на все рукой, и заняться собой, своими личными переживаниями, желаниями и устремлениями, которыми пожертвовал ради каких-то более высоких ценностей или идей? Ведь сколько было упущенных возможностей для себя ради чего-то или ради кого-то? Или же все-таки каким-то немыслимым образом пытаться оставаться и служить мостом между этими двумя поколениями, позволяя своему сердцу разрываться на части? Что выбрать?

Эти размышления приводят меня к предварительным выводам, что лидерство имеет три ключевых этапа: (1) когда кто-то из старшего поколения сеет в нас, обучая how to (наставничество), (2) когда мы, среднее поколение, самостоятельно активно осуществляем то, чему научились, и к чему призвал нас Христос, (3) и когда мы сеем в кого-то how to (служим наставниками для других, для младшего поколения) и готовимся умереть, отпустить, предоставить свободу в развитии видения и в принятии стратегически важных решений…

Нам нравится, как правило, первый этап — когда мы молоды, в нас вкладывают и себя, и идеи, и финансы, и другие ресурсы. Частично нравится второй этап, когда ответственность все еще на старшем поколении, но у тебя все еще есть свобода реализовать свое видение и «мечты с Богом». Третий этап, период значимости, всегда самый болезненный: как отдать свое «дитя»? а вдруг…? а что, если…? Ведь именно это «дитя» и придает мне значимости? И мы продолжаем гонку самореализации, концентрируясь на самом плоде лидерства, вместе с тем, часто забывая, что плод имеет и семена, которые нужно посеять, чтобы плод появился и в новом поколении… Но эти семена не смогут быть посеяны, если плод не умрет…

Посеяться в кого-то — значит воплотиться в чью-то жизнь, в чьи-то проблемы и страхи, в чье-то призвание, дары и таланты, которые, возможно, превосходят наши способности, воплотиться в ритм жизни — профессиональный, социальный и семейный, с тем, чтобы впоследствии умереть, передав эстафету и все лучшее… Умереть для своего авторитета — значит поддерживать молодого лидера, защищать его, молиться о нем… потому что, воплотившись в его жизнь, ты умираешь в своей жизни для своих амбиций и живешь для поддержки нового поколения…

Настоящий лидер не тот, кто покорил непревзойденные высоты в вопросах власти и ответственности, не тот, который достиг таких высот значимости, что без него в развитии союза, церкви, христианской организации не принимается ни одно важное решение, но тот, кто сумел воплотиться и продолжить свою жизнь в другом, кто сумел умертвить свой авторитет для себя, проходя через муки самоидентификации среднего поколения, кто сумел воскреснуть в новом поколении во всей его инаковости, не уничтожая эту инаковость, и возлюбив ее, приняв ее, усилив ее…

И неважно каким образом: через личные отношения, как мать Тереза, или через книги, как Дитрих Бонхеффер и Сорен Кьеркегор. А пока что гонка продолжается. Значимый становится еще более значимым. Молодой профессионал приобретает еще больше профессионального и жизненного опыта. Рано или поздно, он на третьей космической скорости влетит в период среднего возраста, неизбежно столкнувшись с вопросами, стоило ли платить цену за то, за что ты уже заплатил. А представитель среднего поколения все еще старается служить мостом между амбициями значимости и амбициями молодости, мостом встречи поколений, мостом битвы между прошлым и будущим.

И даже когда я перейду в категорию старшего поколения, в период значимости, проблемы и вопросы лидеров среднего возраста не изменятся. Это поколение, как феномен, всегда будет служить местом встречи, мостом, полем битвы. Но выдержат ли опоры моста эту битву? «То, что ты сеешь, не оживет, если не умрет»…

Friday, April 22, 2016

Предисловие к Взгляд на богословское образование в странах центральной и восточной Европы

 Док Кэмпбэл, который в 1941-1957 гг. был ректором государственного университета штата Флорида, размышляя о кризисе в богословском высшем образовании в середине XX века, написал следующее: «Многолетний кризис является нормальным состоянием дел. Таким было бы превалирующее впечатление, если бы историю всех высших учебных заведений ... можно было выразить одним предложением. Случайный читатель такой истории мог бы сделать вывод, что если некоторые из этих учебных заведений все еще существуют, несмотря на постоянные кризисы, то нынешний кризис в баптистском высшем образовании — лишь очередной в длинном ряду чрезвычайных ситуаций, которые, так или иначе, будут разрешены в нормальном ходе событий» ("The Crisis in Baptist Higher Education", Review and Expositor, Winter 1967, p. 31). Этот диагноз сегодня относится не только к баптистскому, но к любому евангельскому учебному заведению на территории Восточной Европы.

Я глубоко убежден, что приблизительно с 2000-го года наш многолетний кризис состоит в том, что большинство евангельских "консервативных" (не в вопросах богословия, а в вопросах формы) церквей почти утратили миссионерскую перспективу, чего не скажешь о десятках новых евангельских церквей, которые остаются консервативными в ключевых аспектах евангельского богословия, но ищут новые формы богослужения, новые формы миссионерства, рассматривая профессиональный мир как миссионерское поле; где преподаватели вузов, адвокаты, судьи, депутаты, интеллигенция не имеют ложного чувства вины за осуществление своего призвания, но где их ободряют свидетельствовать о Христе на своем профессиональном миссионерском поле.

Евангельские школы теряют миссионерскую перспективу именно из-за того, что ее теряет евангельская Церковь. Ведь откуда в евангельские вузы приходят студенты, преподаватели, члены советов попечителей, руководство? Куда уходят выпускники евангельских вузов, коих за 25 лет уже, возможно, десятки тысяч бакалавров, и тысячи магистров в сфере богословия и христианского служения? В какие церкви? Возможно, проблема заключается не столько в семинарии, сколько в общих тенденциях в наших христианских общинах, которые они отзеркаливают?

 В истории Церкви любая миссионерская активность сопровождалась просветительством (образованием). Создавать искусственную потребность в богословском образовании не имеет смысла: не те цели и задачи, да и не те мотивы. Если Церковь снова не обретет миссионерскую перспективу, если Missio Dei не станет смыслом и основой нашей личной и профессиональной жизни, в наших молитвенных домах, образно говоря, поселятся "варвары", а в семинариях — "сарацины".

 Богословские учебные заведения – это органическая часть Церкви. Из-за органических связей между Церковью и Семинарией (как профессионального проявления духовных даров «учительства», «слова мудрости», «слова знания»), состояние Церкви всегда отражается на Семинарии, другими словами, состояние Семинарии всегда зеркально отражает состояние Церкви. Потому что Церковь – первична, а Семинария – вторична, как одно из проявлений жизни Церкви.

 Мне кажется, что последнее десятилетие мы слишком высоко возомнили о своей восточно-славянской духовности и мессианском призвании, о чистоте своей доктрины и веры, о правильности богослужебной практики, особенно в формах проведения собраний. Мы предались духовной гордости в отношении того, что пережили безбожный советский режим, и вознесли свою духовность выше духовности других христианских цивилизаций. Мы довольно часто передавали этот дух мессианского комплекса нашим студентам, которые шли служить в наши поместные церкви и формировали соответствующее отношение к евангельскому движению в англо-американском и европейском мире, а также превозношение над ним. Осуждая легализацию абортов и однополых браков на Западе, мы не слышали крика нерождённых младенцев в наших селах и городах, где призваны осуществлять миссию Церкви; осуждая проявление насилия в американских церквах, не были способны защитить девушек из наших церквей от насилия церковных "служителей", тщательно скрывая эти факты, чтобы якобы не бросить тень на свою власть или поместную общину. Двойные стандарты в отношении Запада не мешали и до сих пор еще не мешают многим хулить упадничество западной цивилизации, западных евангельских церквей и их богословие (эмигрантские в том числе) за отступление от Бога, и в то же время просить у них деньги, превознося свою цивилизацию и себя в чистоте и верности «евангельскому» учению.

 Если богословские учебные заведения желают функционировать сами по себе, без органичного повсеместного единства с поместными общинами (группами, объединениями, союзами церквей, независимо от географического региона), не осознавая себя как одно из проявлений даров Духа Святого «к созиданию Церкви» (а не к Ее разрушению), то они обречены на агонию, как на последний этап умирания. В таком состоянии, неотъемлемой частью жизни школы становится соперничество «по горизонтали», конкуренция между руководителями, преподавателями, выживание других богословских вузов из определенного географического региона, состязание в абитуриентской кампании и др. (думаю, каждый читающий может привести достаточно примеров).

 Но что еще важнее, по моему мнению, -- если поместные общины существуют сами по себе, без органичного повсеместного единства с другими поместными общинами (группами, объединениями, союзами церквей), не осознавая себя и других органичной частью единой Церкви, Тела Христова, то они обречены на агонию в худшем смысле этого слова (последний этап умирания), поскольку недостаток органичного единства компенсируется борьбой за выживание, соперничеством за власть и влияние, и другими нездоровыми явлениями. Это можно сравнить с перекрытием подачи крови к какому-либо органу тела, который через определенное время, естественно, начнет отмирать из-за недостатка нормальной функциональной (органичной) связи с человеческим телом в целом.

 Поэтому мы все вместе – академические деканы и преподаватели богословских учебных заведений наравне с пасторами и служителями поместных церквей – несем ответственность за то, как русско-украинская евангельская церковь реагирует или не реагирует на социально-политический кризис, со всеми положительными и отрицательными последствиями нашей реакции; за то, насколько мы видим и реализуем, или не замечаем и не хотим видеть возможностей для осуществления миссии Церкви в сложившихся обстоятельствах.

 Говоря об историческом акценте христианского высшего образования, Артур Холмс пишет, что «формирование студентов должно быть более целенаправленным, что во многом зависит от наставника, который дружит со студентом, проявляет интерес к его духовной жизни, а также к его общественным и внеклассным занятиям, ... который видит сильные и слабые стороны студента, а также его дары, который подает пример в служении и верит, что то, кем мы являемся, важнее того, чем мы занимаемся.. Нам необходимо говорить о характере искушений, с которыми сталкивается интеллигенция и студенты в своей области служения, и об особых добродетелях, которые необходимо иметь... Нам надо создавать такое сообщество в студгородке и на факультетах, чтобы оно было сообществом веры, характера и обучения, ободряющим сообществом, которое подает пример надлежащих добродетелей». (Holmes, Arthur Frank. Building the Christian Academy, Wm. B. Eerdmans Publishing Co., 2001, p. 117. ) Но такое ободряющее сообщество веры в наших богословских семинариях создать будет невозможно, если прежде таким сообществом не станут наши поместные христианские общины.

 Книга д-ра Стива Пэтти "Взгляд на богословское образование в странах Центральной и Восточной Европы" является еще одной важной вехой в попытках осмыслить состояние и возможные варианты дальнейшего развития духовного образования в странах Центральной и Восточной Европы. Нравится или не нравится лидерам евангельских деноминаций и пасторам евангельских церквей слышать это, факт остается фактом: состояние богословского образования в целом отзеркаливает нынешнее состояние поместной евангельской церкви в частности; состояние миссионерской деятельности в целом также отзеркаливает нынешнее состояние поместной евангельской церкви в частности. Поэтому после прочтения данной книги у многих, возможно, будет искушение задать вопрос: что же делать вам, ректоры и деканы, чтобы исправить ситуацию в семинариях? Но лично мне, изучив результаты этого исследования, хочется задать вопрос: а что мы -- ректоры и пасторы вместе -- можем изменить в наших поместных церквах, в нашем понимании миссии Бога, чтобы изменилась ситуация в наших богословских вузах?

Если мы, как евангельская Церковь, снова не обретем миссионерской перспективы, если Missio Dei не станет смыслом и основой нашей личной и профессиональной жизни, у нас, евангельской Церкви, нет будущего, и мы отнимем его и у евангельского богословского образования. Я глубоко убежден, что если изменится отношение поместной церкви к миссии, изменится и ситуация в сфере богословского образования. Поэтому это исследование, в котором содержатся ключевые возможные действия на основании идей из интервью, должен прочитать каждый руководитель и декан духовного учебного заведения, каждый руководитель отдела образования любого церковного объединения, а также каждый пастор, которому не безразлична судьба богословского образования.
--
22 апреля 2016

Thursday, April 21, 2016

Быть храбрым нелегко, но нужно двигаться вперёд

‪#‎ГоворитУсталость‬. Сэм Бернс (23 октября 1996 -- 10 января 2014). Немногие слышали о нем. Он прожил аж до 17 лет! С учетом того, что дети с таким заболеванием как у него, - прогерия (жуткая болезнь) - доживали только до 13 лет.


Когда о нем снимали документальный фильм, Сэм сказал: «Я показываю вам свою жизнь не для того, чтобы вы жалели меня. Вам не нужно меня жалеть, потому что я лишь хочу, чтобы вы узнали меня поближе, узнали о моей жизни».

За несколько месяцев до своей смерти Сэм прочитал публичную лекцию о своей философии счастливой жизни, которая состоит всего из трех простых утверждений:

  1. Смирись с тем, чего не можешь делать, ведь всегда есть то, что ты МОЖЕШЬ делать; не трать жизненную энергию, жалея самого себя.
  2. Окружи себя людьми, чье общество тебе нравится, которые принимают тебя таким, какой ты есть, и с которыми ты хочешь быть рядом.
  3. Чем бы ты ни решил заниматься, этим ты изменишь мир. Двигайся вперед. Раскрась свою жизнь!

Не пожалейте 12 минут, чтобы посмотреть этот мотивационный ролик. Послушайте Человека, который не жалел себя и оказался способным раскрасить свою жизнь.

Должен вас разочаровать: в его спиче вы ничего не услышите о Боге. Ни слова. Но лично я в каждом его слове ощущаю Его Божественное вдохновение... «Быть храбрым нелегко, но нужно двигаться вперёд». Сэм, мы стараемся. Иисусе, Ты знаешь...

Sunday, April 17, 2016

Имейте добрую совесть

#НикВуйчич Как бы там ни было с однозначно про-фашистскими высказываниями главреда "Комсомольской правды" относительно того, что христианское содержание и мотивационные выступления Ника – это пошлость для людей, и пр., но Господь и через это распространяет Евангелие. Люди, никогда о Нике не слышавшие, прочитав этот бред, вдруг заинтересовались этими "пошлостями", в которых читают и слышат, в конечном итоге, о Евангелии Царства.

Для меня вывод: да, сложно, когда тебя публично "асфальтируют" как не-человека, не-личность, не-достойного быть частью, так называемой, "социальной верхушки" (которая скорее похожа на дно, хотя и под ним уже слышен стук). Но весьма важно, что и о Ком мы свидетельствуем, чтобы люди, ищущие пошлости, нашли, в конце концов, не пошлость, а Евангелие Царства. То, что произошло с Ником vs "Комсомольская правда", классическая иллюстрация к 1 Петра 3:16:

"Имейте добрую совесть, дабы тем, за что злословят вас, как злодеев, были постыжены порицающие ваше доброе житие во Христе". Молимся. Солим. Светим...

Thursday, April 14, 2016

За православие воюет человек с позывным «Бес», а с фашизмом борется «Абвер»...

Ксения Кириллова: "История протестантского священнослужителя из Донецка Александра Хомченко, к сожалению, на сегодняшний день довольно типична – но от этого не менее страшна. Пастора, молившегося в центре города за наступление мира на родной земле, арестовали и жестоко пытали так называемые «органы безопасности ДНР». Произошло это еще в августе 2014 года, вскоре после вторжения в Донецк Игоря Гиркина и его боевиков, а на прошлой неделе пастор дал показания в Брюсселе о преступлениях российских захватчиков в Украине."

Читать историюhttp://ru.krymr.com/a/27674509.html

Sunday, April 10, 2016

Согрешили мы с отцами нашими...

#Непопулярное. #ЭкзистенциальныеЩепки. Пример исповедания (Пс 105, см. ниже) национальных грехов теми лицами, которые осознают грех отступления народа от Бога, теми лицами, кто любит свой народ, теми лицами, которые ищут избавления своего народа, прежде всего, силою Господа, теми лицами, которые не боялись публично говорить и исповедать вслух грехи своего народа, а не грехи врагов.

Это наш пример относительно национального исповедания за грехи украинцев. Нет, мы не избранный народ, мы такие же язычники, как россияне. Но я глубоко верю не только в личностную ответственность перед Богом, но и социальную, национальную. То, что мы думаем о Боге, имеет прямое отношение к тому, что происходит с нами, даже если и долготерпит Господь, чтобы дать нам возможность раскаяться и избежать погибели.

Только позволит ли нам национальная гордыня и высокомерие, и религиозный этнический национализм (вперемешку с мессианским комплексом), и страх стать на колени перед Богом на глазах у Кремля («ведь мы дадим пищу для их СМИ!») публично исповедать свои грехи, не грехи россиян, а грехи наши, грехи и преступления украинского народа? Если на первом месте для нас не смирение перед Богом, а окормление национальной гордости, то у нас прямой путь в язычество, к Перуну и пр. славянским богам. Потому что учение Христа несовместимо не только с симфонией Синагоги с властью (Ирод, Пилат), но и с симфонией Синагоги и нации («Распни Его!»).

Нас бесит, когда мы слышим о каких-то достижениях россиян, и когда они при этом утверждают: «потому что мы – русские». А меня, украинца, до глубины души возмущает и то, когда мы, достигнув чего-то, утверждаем, что это потому, что «мы – украинцы». А что насчет других наций и их достижений? Ведь приходя в ярость от того, что русские национализируют понятие добра в идеологии «Русский мир» («русский» = «добрый»), мы делаем то же, привязывая феномен добра к феномену нации. Но ведь для нас, христиан, добро и зло не имеют расовых, национальных и даже социальных привязок.

Украина – не Израиль. У нас нет мессианской задачи спасти Европу или Россию. Мы – не избранный народ. А потому рост религиозного этно-национализма приведет нас неизменно к образу и подобию ксенофобской религиозно-империалистической идеологии «Русского мира». У них – симфония с империей, у нас – симфония с этно-национализмом. Но суть глубинная – идентичная: условия симфонии продиктованы или интересами империи, или интересами нации.

Но у христиан Украины есть задача и ответственность быть представителями и посланниками Царства Христа для всех язычников, независимо от границ и языка. Это не означает оправдать аннексию, агрессию и гибридную войну. Но это не означает и оправдать грехи и преступления своего народа на фоне более извращенных преступлений других. Другими словами, чья-то неадекватная гендерная идентичность не оправдывает моей измены жене. Преступление против Бога и первое, и второе.

То, как Бог воспитывал Израиль, для меня пример того, что Бог воспитывает не только личность, но и народ, мы несем перед Ним не только личностную, но и национальную, корпоративную ответственность еще здесь, на Земле. Мы достойны своих правителей, как говорит Соломон, потому что выбираем их большинством коллективного сознания – сознательно или «за гречку», или «печеньками». Мы несем ответственность перед Богом за свой выбор и ценности как граждане, как нация. И через это Бог воспитывает и нас, христиан – быть Его Царством в своей империи или своей нации, мультинациональным, мультикультурным, мультиязычным, настраивая инструменты исключительно для симфонии с Ним, по Его камертону.

Мне больно об этом писать, как украинцу. И все же без смирения перед Христом мы, украинцы, так же погибнем, как и несмирившиеся перед Ним из России, Индии, Австралии, Сейшел и др. стран и наций. Национальная идея, какой бы ни была идеальной, нас не спасет, но смирение перед Христом – да! Ведь ад будет таким же мультинациональным, мультикультурным и мультиязычным, но без пользы от присутствия Христа... Молимся. Солим. Светим...
--
10 апреля 2016
Ровно, Украина

Пример исповедания

Согрешили мы с отцами нашими, совершили беззаконие, соделали неправду.

  1. Отцы наши в Египте не уразумели чудес Твоих, не помнили множества милостей Твоих, и возмутились у моря, у Чермного моря.
  2. Скоро забыли дела Его, не дождались Его изволения; увлеклись похотением в пустыне, и искусили Бога в необитаемой.
  3. И позавидовали в стане Моисею [и] Аарону, святому Господню.
  4. Сделали тельца у Хорива и поклонились истукану; и променяли славу свою на изображение вола, ядущего траву.
  5. Забыли Бога, Спасителя своего, совершившего великое в Египте, дивное в земле Хамовой, страшное у Чермного моря.
  6. И презрели они землю желанную, не верили слову Его; и роптали в шатрах своих, не слушались гласа Господня.
  7. Они прилепились к Ваалфегору и ели жертвы бездушным, раздражали [Бога] делами своими, и вторглась к ним язва.
  8. И прогневали [Бога] у вод Меривы, и Моисей потерпел за них, ибо они огорчили дух его, и он погрешил устами своими.
  9. Смешались с язычниками и научились делам их; служили истуканам их, [которые] были для них сетью, и приносили сыновей своих и дочерей своих в жертву бесам; проливали кровь невинную, кровь сыновей своих и дочерей своих, которых приносили в жертву идолам Ханаанским, – и осквернилась земля кровью; оскверняли себя делами своими, блудодействовали поступками своими.

Много раз Он избавлял их; они же раздражали [Его] упорством своим, и были уничижаемы за беззаконие свое. Но Он призирал на скорбь их, когда слышал вопль их...

Спаси нас, Господи, Боже наш...

И да скажет весь народ: Аминь! Аллилуия!

Saturday, April 9, 2016

И диавол да станет одесную его...

Молитва Давида, пример ответа на которую можно увидеть в Ленине, Сталине, Гитлере и других, бросивших вызов Богу, присвоивших себе право определять сущность добра и зла, жизни и смерти вместо того, чтобы смириться перед Ним: «Боже хвалы моей! ... Поставь над ним нечестивого, и диавол да станет одесную его» (Пс 108:6).

Действительно, глядя на преступления диктаторов, уничтожавших людей сотнями тысяч и миллионами, – диавол стоял одесную их разума, способностей и власти. Как Давид и писал ниже: «Возлюбил проклятие, – оно и придет на него; не восхотел благословения, – оно и удалится от него» (Пс 108:17).

А что же делать тому, кто доверяет Богу? Остается лишь сказать с Давидом: «Со мною же, Господи, Господи, твори ради имени Твоего, ибо блага милость Твоя; спаси меня... Я исчезаю... Спаси меня по милости Твоей, да познают,что это – Твоя рука, и что Ты, Господи соделал это... И я громко буду устами моими славить Господа...» (Пс 108). Молимся. Солим. Светим...

Thursday, April 7, 2016

Когда Бог врывается в нашу жизнь...

#ЭкзистенциальныеЩепки. Мы радуемся, что сегодня девушке Марии Ангел объявил: "Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим". Мы называем это – "Благовещение", Добрая новость. Для нас это праздник, мы празднуем, отмечаем явление Ангела и его объявление. И редко думаем, насколько радикально и бесповоротно эта Добрая Весть переворачивала жизнь человека, которому объявлялась, и жизнь тех, кто был рядом с ним.

Благая Весть – как вмешательство Бога Своим словом в нашу реальность, в нашу жизнь, в наш сложившийся распорядок дня – вносит хаос в нашу устоявшуюся жизнь. Но именно через этот кажущийся хаос и осуществляется Божий порядок, порядок Архитектора Истории.

Ною Бог объявил Добрую Новость о ковчеге и катастрофе цивилизации. Аврааму – что нужно уходить из родных мест, и что его потомки свыше 400 лет будут рабами в Египте. Иакову – что нужно идти в Египет. Моисею – что нужно выйти из Египта и вывести 1,5 млн людей. Божье откровение – это не только ходить туда-сюда. Илии Бог открыл, что нужно "помазать Путина во царя и Захарченка во президенты" ("пойди обратно своею дорогою чрез пустыню в Дамаск, и когда придешь, то помажь Азаила в царя над Сириею, а Ииуя, сына Намессиина, помажь в царя над Израилем"). Иеремии – что нужно идти в "Русский мир" и заботиться о "Москве" (Вавилонский плен и Вавилон). И т.д.

Мы страстно жаждем, чтобы Бог каким-то образом явился нам и объявил нам Себя, что нам делать, просим Его об этом. Но редко осознаем последствия такого явного вмешательства. Готовы ли мы столкнуться с этой Доброй Новостью, – объявление Богом Своих намерений, – которая безвозвратно изменит устоявшийся порядок нашей жизни, ворвавшись неожиданно, не спрашивая? Готовы ли мы столкнуться с реальностью и изменениями в отношениях с друзьями, коллегами, близкими после принятия этой Доброй Новости?

Слово от Бога – это всегда Добрая Новость. Не потому, что она именно здесь и сейчас приносит благо в мою жизнь. Она в земном измерении принесет скорее боль, переживания, страдания, чем блаженство и комфорт. Но в Божьем измерении Новость есть всегда Добрая, потому что Он есть Добрый, заботящийся о нашем благе в безвременном измерении. Это то, где мы еще не были, а потому и не способны оценить все взглядом оттуда. Да и никто еще не возвращался оттуда, чтобы рассказать о реальной перспективе безвременности.

Поэтому все, что мне остается, – это доверять Ему, даже если это противоречит моему пониманию, опыту, ожиданиям. Мы – не добрые, мир – не добрый, Он – Добрый, поэтому и Новость от Него Добрая, даже если она нам и не нравится какое-то время.

И что же нам делать, когда Бог, вот так, не спрашивая, врывается в нашу жизнь? Воевать с Ним до смертного одра? Или сказать вместе с Марией, смирившись с Его понимаем Доброты: "Се, Раба Господня; да будет мне по слову Твоему"? И никто вместо меня на этот вопрос не ответит, не скажет: "Се, Раб Твой; да будет мне по слову Твоему..." Молимся. Солим. Светим...