Страницы

Saturday, December 12, 2015

Туннели страхов и сомнений

Откровенно признаюсь: последние годы, когда много приходится ездить по работе и ночевать где придется (от хорошего номера в отеле до лавки в аэропорту), часто прохожу через туннели страхов и сомнений — от страха в силу различных, не зависящих от меня, обстоятельств оказаться на улице, до страха перед моментальной смертью, когда не будет даже нескольких секунд, чтобы сказать Ему хоть что-то...

Знаю умом, что Он обо всем заботится каждый день. Знаю умом, что воскресну после смерти. Знаю умом, что спасен и спасаюсь, прежде всего, по вере, а не по своим греховным делам, или по тем, которые кажутся лично мне святыми и праведными. Знаю умом, что должен жить идеальной христианской жизнью и быть святым, как свят Он, и поступать свято и безгрешно, как действует Он, и мыслить и говорить свято, как мыслит и говорит свято Он. Особенно хорошо ум это осознает в туннеле страхов и сомнений...

Но вот парадокс: чем старше я становлюсь, чем больше прислушиваюсь к Нему, чем больше читаю Его как Личность, тем меньше вижу в своей личности той святости, которую ожидает Он, тем меньше святости наблюдаю в своих мыслях и словах, тем меньше святости усматриваю в своих мотивах и действиях. Чем ближе я подхожу к Нему, тем больше моя личная праведность кажется мне праведностью орков и гоблинов в глубоком темном туннеле страхов и сомнений...

Временами испытываю непреодолимое желание вывернуться из Его рук и объятий, ведущих меня к Его свету, чтобы избавиться от Его всепроникающего присутствия, чтобы убежать в свои темные туннели, чтобы не ощущать вот этого состояния: все, что я помыслил, сказал или сделал, я должен был помыслить сказать и сделать настолько свято, как Он. Но не помыслил, не сказал, не сделал. Не смог. Мрачный туннель страхов и сомнений манит, как око Саурона: беги, прячься от Него...

В каждой мысли — ошибка. И праведность моя, которая хочет оправдаться перед Ним, сама говорит мне: лучше ни о чем не думай, не напрягайся, займи свой ум чем-нибудь... В каждой словесно выраженной мысли — ошибка. И праведность моя говорит мне: заткни свой поганый рот... В каждом предпринятом действии, независимо от блаженнейших намерений, – ошибка. И праведность моя говорит мне: лучше ничего не предпринимать, сидеть дома, снять с себя ответственность, жалеть себя. Почему ты не можешь жить, как живут другие "нормальные верующие люди"?

Каждый день я снова и снова прохожу через экзистенциальный страх перед старостью (а что будет с моими физическими и умственными способностями?) и перед смертью (а что, если умру внезапно?), все больше проникаясь ощущениями личной физической и умственной ограниченности и смертности ввиду желаний и новых возможностей. Я прохожу через страх перед будущим (в каком мире я проснусь завтра?) и перед собой (чтобы не потерять контроль над своими мыслями и поступками), когда все чаще и чаще хочется остановить эту гонку жизни, отношений, служения, и работы, работы, работы...

А у "нормальных верующих" в ответ на свои страхи я слышу: "Ведь если ты верующий, то у тебя не должно быть страхов и сомнений! Не должно!" После чего идет сеанс асфальтирования цитатами из Библии и императивами в попытке проложить духовный хайвей к "жизни в победе", подсадить на искусственную внушенную (а не приобретенную) суетливую "духовную радость", после которой наступает еще большее эмоциональное истощение. И от такого агрессивного безличностного утешения мне хочется забраться еще глубже в мрачный туннель своих страхов и сомнений. Туда, где нет этой суетливой лицемерной жизнерадостности и куда не достает "служитель-асфальтоукладчик"...

Но именно в такие моменты, находясь в туннелях своих экзистенциальных страхов и сомнений, я слышу, как Он обращается ко мне: «Тарас, войди в лучи Моего света! Твое доверие Мне вменяется в праведность тебе, потому что как только ты начинаешь оправдывать себя по своим или общественным, или церковно-традиционным понятиям, ты перестаешь нуждаться в Моей праведности, поскольку тебя оправдываю не Я, а ты, или общество, или церковная традиция. Твоя праведность, прежде всего, нужна Мне, а не людям. И только Я могу дать тебе такую праведность, которая удовлетворит Меня, праведность, которую Я вменяю тебе, потому что ты доверяешь Мне, праведность, в которую Я одеваю тебя, как Своё дитё, каждое утро, когда обновляется Моя благодать и милость, праведность, которой ты не найдешь ни в себе, ни в обществе, ни в церковной традиции».

И я отвечаю Ему: «Да, я боюсь жизни. Да, я мыслю, говорю и действую с ошибками. Да, я боюсь Твоего присутствия, потому что оно вскрывает еще больше моих недостатков и грехов. Да, я хочу вначале стать праведным и потом придти к Тебе, будучи святым. Да, я хочу прежде очиститься во мраке своего туннеля от своих грехов, страхов и сомнений, чтобы выйти к Тебе чистым. Да, мне хочется перестать думать, говорить и действовать, чтобы не обидеть Тебя своим несовершенством в этом падшем мире. Но я доверяю Тебе! Ты слышишь? Я доверяю! Доверяю настолько, что глубоко верю — даже мои абсолютно несовершенные мысли, слова и действия Ты можешь использовать для Своей славы, научая меня ради Твоего мирного плода праведности, спасая меня по Своей, а не моей праведности, наставляя меня ради Твоей праведности, одевая и охраняя меня Твоею бронею праведности. Это и есть Твоя благодать, которую я не способен заслужить: Ты, идущий искать меня в Саду Эдемском, Ты, идущий мне навстречу, Ты, облекшийся в мое тело, Ты, предлагающий мне Свою праведность, Ты, предлагающий мне Самого Себя через Твое воплощение, через Твою жизнь, через Твои страдания, через Твою смерть, через Твое воскресение, через чаяние Тебя и новой жизни с Тобой, в которой не будет туннелей страхов и сомнений...».

Учусь, хоть и недоумеваю, радоваться во время испытаний, а не после. Учусь не ожидать скорого ответа на молитву. Учусь ждать некоторые ответы годами. Учусь исполняться Духом. Учусь не огорчать Его. Учусь слышать Его веяние каждый день. Учусь преодолевать сомнения, и не только тени сомнения, но иногда и целые длинные туннели страхов и сомнений, когда кажется, что выхода из них нет и не будет. Учусь верить и надеяться, особенно когда отчаиваюсь в некоторых вопросах, которые знаешь только Ты. Учусь вскрывать и преодолевать свои глубинные экзистенциальные страхи поздними вечерами, бессонными ночами, в дороге, в работе, в одиночестве, в непогоду... во враждебном мире... между туннелями страхов и духовными асфальтоукладчиками... Учусь, Иисусе Христе...

И даже тогда, когда я оказываюсь неспособен выйти на Твой свет из своего туннеля страхов и сомнений, войди в него Ты, найди меня, обними меня, выведи меня за руку и введи в свет Твоей любви и праведности... введи меня в Свою радость, в радость моего Господина... Молимся. Солим. Светим...