Страницы

Friday, September 4, 2015

Дух соревновательности

Где-то в 19-ом веке два речных парохода шли с грузом из Мемфиса в Нью-Орлеан. В какой-то момент времени обычные речные грузовые перевозки превратились в соревнование на скорость. Один из пароходов начал отставать, так как раньше времени истратил весь уголь, который ушел в топку, чтобы поддерживать высокую скорость. Его команда настолько увлеклась соревнованием, что в топку пошел груз, практически все, что могло гореть. После груза в топку ушла вся мебель и внутренняя обшивка. А в конце концов в огне скрылись почти все палубные деревянные надстройки. И пароход выиграл соревнование, хотя и пришел в конечный пункт без груза с изуродованным обличьем; команда ликовала...

Проблема была только в том, что задачей капитана победившего парохода было доставить груз из Мемфиса в Нью-Орлеан, а не соревнование в скорости. Но желание доказать в пути что-то кому-то привело к решению уничтожить груз, несмотря на обязательства перед отправителями и кампанией-перевозчиком, и изуродовать пароход, на котором он работал лишь по найму.

Эта ситуация часто напоминает мне соревновательный дух наших поместных церквей ("а сколько у вас членов церкви? а сколько у вас в этом году крещений?") или богословских школ (вопросы, соответственно, по студентам и программам), который проявляется в разное время в разных местах. И тогда во имя соревнования, которое покрыто толстым слоем контекстуального обоснования, в огонь духа первенства идут отношения с сотрудниками и коллегами, первичная миссия и видение; в какой-то момент времени партнерские общины и организации из сотрудников в служении превращаются в оппонентов и противников, которых нужно оставить позади. И этот дух способен накрыть не только отдельные общины и организации, но и целые группы, объединения церквей и организаций.

Дух соревновательности в служении Богу -- это дух превосходства над ближним, ибо мотивация изменяет причинно-следственную связь: я не готов быть последним или ниже в определенной искусственной иерархии, но готов пойти на многое ради первенства и превосходства; меня удовлетворяет не факт и процесс смиренного служения ближнему, а то чувство самоудовлетворения, которое накрывает после обретения статуса "победителя" в необъявленных соревнованиях.

Этот дух соревновательности накрывает не только общины и организации, но и некоторых христианских публичных спикеров: выступал в стольких-то странах, перед столькими-то слушателями, столько-то скачало или прослушало или просмотрело мой медиа-материал, мое учение самое библейское, как и моя община самая библейская, и если вы в этом сомневаетесь или сомневаетесь в истинности моего учения, то вы не-библейский христианин, и так далее, и тому подобное.

Спикерская раскрутка и гонка приводит к тому, что у каждого "гонщика" появляются свои последователи, зараженные духом превосходства и отправляющие в топку раскрутки своего духовного лидера авторитет и достоинство других служителей на ниве Господней.

В какой-то момент времени для последователей, зараженных духом превосходства и соревновательности, Господь, как им кажется, перестает говорить с ними напрямую Духом Святым и Своим Словом, и начинает говорить с ними только в преломлении богословия, мировоззрения и ценностей этого спикера, Библия истолковывается только в рамках "канона" этого спикера.

Так рождается "превосходное" богословие, "превосходное" служение, "превосходное" отношение, и даже "превосходное" волонтерство, которые дают основания уничижать и унижать других, не из "нашей струи". И Бог, считается, уже не может действовать за пределами "парохода" этой личности, общины или христианской организации.

Чувство духовного превосходства и соревновательности, служение ради окормления собственного или организационного или общинного эгоистического самоудовлетворения -- "мы -- лучшие" -- это своего рода наркотическая зависимость, попав в узы которой мы теряем свое аутентичное призвание и миссию, сотрудников воспринимая как оппонентов, а ближнего как противника. В лучшем случае, мы оставим его как священник и левит, в худшем -- присоединимся к тем, кто "преподал ему урок по делу: нечего шастать по нашим дорогам"...

Дух соревновательности и превосходства отправляет в топку окормления гордыни мир, любовь, взаимоуважение, дух сотрудничества, раздувая пламя зависти, споров, разногласий, деструктивных конфликтов. Кстати, часто и среди волонтеров тоже. И я знаю из практического (непубличного) опыта, что значит противостоять искушению думать, что так как ты волонтеришь, никто не волонтерит: я -- один из лучших, я на самой важной точке, а вы, да, вы, товарищ, представитель диванной сотни...

Если я пастор или церковный служитель, если я христианский спикер, руководитель или лидер, или волонтер (публичный или непубличный), давайте вчитаемся в эти слова, позволим им, как Слову Вседержителя, прорасти в наше богословие "первенства", в наше мировоззрение и ценности.

"Кто Павел? Кто Аполлос? Они только служители, через которых вы уверовали, и притом поскольку каждому дал Господь. Я насадил, Аполлос поливал, но возрастил Бог; посему и насаждающий и поливающий есть ничто, а все Бог возращающий. Насаждающий же и поливающий суть одно; но каждый получит свою награду по своему труду. Ибо мы соработники у Бога..." (1Кор 3 гл.).

Читаю и перечитываю... Спаси и сохрани меня, Господи, спаси и сохрани и от искушения, и в искушении стать в чем-то первым, когда я забываю, что Ты и только Ты есть Α и Ω в нашей жизни и служении. Ты наделил нас Твоими дарами для служения Тебе ради славы имени Твоего... Не дай нам в суете служения забывать эту истину... Молимся. Солим. Светим...
--
4 сентября 2015
Ровно, Украина