Страницы

Tuesday, June 30, 2015

О естественном и противоестественном...

Человечество все более погружается во мрак безумия, создавая своего "бога", образ которого неизменно соответствует степени духовной, нравстенной, социальной и политической развращенности человеческой цивилизации. Источником и гарантией человеческого и общественного благоденствия именуется и провозглашается то, что является лишь инструментом, проводником. Но без признания власти Бога и подчинения Ему сама суть благоденствия лишена смысла и созидающего действия. Без смирения перед властью Бога человек в своем саморазрушении будет естественным образом идти до логического конца.

Источником нашего благоденствия есть не природа, не общество, не нация, не государство, не империя, не технологии, не наука, даже не Конституция и не государственные законы. Когда человек возносит их в ранг Источника благоденствия, они из инструментов превращаются в объект поклонения и служения, занимая место Единственного животворного Источника благодатной жизни – Отца, Сына и Духа Святого.

"Прочие же люди, которые не умерли от этих язв, не раскаялись в делах рук своих, так, чтобы не поклоняться бесам и золотым, серебряным, медным, каменным и деревянным идолам, которые не могут ни видеть, ни слышать, ни ходить. И не раскаялись они в убийствах своих, ни в чародействах своих, ни в блудодеянии своем, ни в воровстве своем." © Откр 9:20-21

Поэтому без признания власти и авторитета Бога и без признания Его определений сущности и природы одушевленного и неодушевленного человек обречен на саморазрушение и на разрушение общества и окружающего мира. Без признания власти и авторитета Бога созидательная деятельность человека, в конечном итоге, превращается в конструирование такого общества, такой нации, такого государства, которые лишены инаковости, естественных отношений с другим, заменяя все противоествественными отношениями и противоестественным употреблением с точки зрения Божественного дизайна.

Истинная сущность и природа нашей человечности раскрывается только в той настоящей свободе, которую можно обрести лишь приняв Его, Архитектора Мироздания, определения сущности и природы человека и материального мира. Лишь Он определяет сущность естественного, несущего жизнь, и противоестественного, несущего смерть.

Естественно поклоняться Творцу, Архитектору Вселенской Истории, Времени и Пространства. Противоестественно поклоняться плоду, дереву, Саду Эдемскому, природе, тварному миру. Естественно дарить жизнь, противоестественно отнимать жизнь. Естественно любить и дарить любовь, противоестественно ненавидеть и вскармливать в своем сердце злобу и ненависть к другому. Естественно прощать, противоестественно мстить и вскармливать в своем сознании план мести. Естественно жертвовать и отдавать, противоестественно отбирать у другого, грабя, воруя.

В падшем мире, где царствует идеология "смерти Бога", естестественным есть формирование такого человека, такого общества, таких религиозных воззрений, которые определяют степень долженствования Бога перед лицом человека, а не человека перед лицом Бога. Ответственность за чувство вины перед Ним, возникающее в результате обличения совести, возлагается на Него же в качестве обвинения. Определение греха и греховного осуществляется посредством синхронизации с греховной сущностью падшего и развращенного человека, который все глубже погружается в бездну беззакония, а не со святостью Бога. Состояние "быть и жить в падшем состоянии" объявляется как свобода от предрассудков, а стремление к святости – как рабство и мракобесие. Его Слово провозглашается как феномен культуры и "рождения человеком Бога", а не как вторжение Бога в нашу реальность посредством откровения и воплощения Сына.

В конечном итоге, провозглашается эволюция человека от низшей формы к высшей как естественное, а сотворенность Богом – как противоестественное, поскольку принятие Бога как Создателя и Источника жизни предполагает долженствование перед Ним и Его замыслом...

Реальность деструктивной власти греха настолько сильна, что существующая человеческая цивилизация и тварный земной мир без признания и подчинения Божьей власти обречены на погибель, бесповоротно. Этот процесс саморазрушения, как бунт против Творца, остановить невозможно. Ничем. Потому что бунт против Творца -- это естественный процесс разрушения сущности падшего человека и общества, тварного мира. Об этом нам объявляет Его Слово, независимо от того, верим ли мы в Него, или нет.

Тем не менее, реальность Божьей любви и Его благодатной власти настолько сильна, что мы, Его дети, Тело Христово, можем быть Его солью и светом в этом поезде, который мчится "сквозь снег" навстречу своей гибели. Смерть и ад, как реальность бытия, не имеют власти над теми, кто живет под властью Жизнедателя.

Признавать власть и святость Бога в своей жизни – это естественно для Его детей. Быть Его свидетелями в этом мире – это естественно для Его детей. Признавать Его определение сущности и природы человека и материального мира – это естественно для Его детей. Любить, прощать, миловать, жертвовать – это естественно для Божьих детей. Воскреснуть для вечной новой жизни с Ним в новом теле – это естественно для Его детей. Ожидать с радостью Его Второго явления в мире, который все более и более погружается в ледяной мрак греха и безумия – это естественно для Божьих детей... Молимся. Солим. Светим...

Monday, June 29, 2015

Если жена нечаянно брызнула на вас кипятком

Если жена нечаянно брызнула на вас кипятком, у вас есть два варианта, как можно отреагировать.

  • Вариант 1. Громко и гневно сформулировать несколько вопросов риторического характера о форме рук, о месте их произрастания, прокомментировать состояние глазного яблока, зрачка и хрусталика, обязательно при этом вспомнив все добродетели её мамы.
  • Вариант 2. Нежно посмотреть ей в глаза, поблагодарить её за нестандартное напоминание о том, насколько горяча её любовь, горячо её обнять и горячо заверить в своей любви.

Каждый из нас выбирает, как отреагировать на те вызовы, с которыми мы встречаемся. И наша реакция или разрушает нашу сущность и отношения, или же созидает. Не отношение другого разрушает или созидает меня, а именно мое отношение, моя реакция: в семье, в церкви, на работе, в обществе. Человека могут безмерно любить, но при этом он может саморазрушаться. А иного могут ненавидеть, но в своей реакции и отношении он являет силу духа и целостность личности... Как-то так...

Friday, June 5, 2015

То, что ты сеешь, не оживет, если не умрет

"Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода" (Ин 12:24).

#Непопулярное. #ГоворитУсталость. #ЛидерскиеЩепки. Очень субъективные и личные размышления... Поскольку мне сейчас 42 года, все чаще думаю о том, в чем состоит суть эффективного лидерства. Иногда по нескольку часов в день. Средний возраст лидера — самый сложный, поскольку он находится между молотом и наковальней. Его воспитывает и критикует старшее поколение, и его обличает и критикует младшее поколение. Удар молота, искры, несокрушимость наковальни. Потому что будущее принадлежит исключительно молодым. Было бы по-другому, если бы не смерть. Смерть — это тление, если мы не смотрим в будущее. Но смерть — это и жизнь, если мы смотрим в будущее, и сеем семена. "То, что ты сеешь, не оживет, если не умрет" (1Кор 15:36).

Молот — старшее поколение, которое находится в возрастном периоде, характеризующимся поиском и сохранением значимости (во всех смыслах этого слова). В нашем контексте пост-советской реальности им принадлежит апостольство (как начинание новых церковных и парацерковных суб-культур различной формы жизнедеятельности), им принадлежит опыт, им принадлежит имя. Я и многие подобные мне, которые приняли призвание продолжать развивать определенную сферу, а не начинать абсолютно новые организации по своему видению и пониманию, — вторые по всем объективным и субъективным факторам. И мы всегда будем вторыми до тех пор, пока сами не достигнем периода значимости. Поэтому вопрос не в том, чтобы идти на конфликт со старшим поколением лидеров, а в том, каким образом найти взаимодействие? Что нас может объединить, кроме профессиональной деятельности?

Наковальня — младшее поколение, которое находится в поисках профессионального роста, самоидентификации, строит карьеру (в положительном смыле этого слова), стремится к успехам. Не один молот, возомнивший о своей несокрушимости, разбивался вдребезги о наковальню амбиций молодого поколоения. Как любит повторять один христианский лидер из Ровно: "Кто не был молод, тот не был глуп". В этот период молодое поколение лидеров более страстное, воинственное, сосредоточенное, готово незамедлительно идти на риск. Ведь впереди вся жизнь. Дети еще маленькие, не достигли подросткового возраста. Если что-то пойдет не так, можно начать сначала — новый проект, искать работу в новой организации, переехать куда-нибудь.

А я, как представитель среднего поколения, нахожусь между молотом и наковальней. Поскольку твои амбиции трансформируются в глубинные ценности, ты уже не готов с такой легкостью рвать отношения со старшим поколением. Поскольку ты на пути к значимости, то также появляется искушение "задвигать" всех молодых на место, ведь они, возможно, претендуют на твое место. А ты уже не настолько мобильный, не настолько готов идти на риск, не так спешишь использовать для реализации каждую появившуюся возможность, тебе нужно больше времени, чтобы подумать, перед тем, как что-то сказать.

Старшее поколение готовится к уходу. Младшее поколение готовится к приходу, занять ключевые лидерские позиции. И ты, в среднем возрасте, осознаешь, что обретаешь "два лица": оглядываясь назад в молодость, смотришь вперед в зрелость, и ищешь возможности остаться мостом, не занять ни сторону молодых лидеров, ни сторону значимых лидеров старшего поколения.

Среднее поколение — это поколение, которое достигло уже определенного уровня αρετη, и, попав между молотом и наковальней, с каждым ударом судьбы задается следующими вопросами (если есть время в "лидерской" суете). Удар: а стоили ли мои достижения той цены, которую я за них заплатил в плане отношений с друзьями, с семьей, с женой, с детьми, с родителями? Удар: хочу ли я и дальше платить эту цену? Удар: с чем я останусь через 10 лет, если буду продолжать в том же духе? Удар: может быть, пришла пора радикальных изменений? Удар: как выжить, сохранить себя и достоинство, как лидер, между стабильностью значимости с одной стороны, и галопом к успеху, с другой стороны?

Или, возможно, это все неправильные вопросы? Может быть, стоит отнестись к этому всему равнодушно, зацементировать свое сердце и чувства, и выбрать путь "по головам", реализуя, во что бы то ни стало, свою мечту, свое призвание, свое понимание, в конце концов, самого себя? Или же махнуть на все рукой, и заняться собой, своими личными переживаниями, желаниями и устремлениями, которыми пожертвовал ради каких-то более высоких ценностей или идей? Ведь сколько было упущенных возможностей для себя ради чего-то или ради кого-то? Или же все-таки каким-то немыслимым образом пытаться оставаться и служить мостом между этими двумя поколениями, позволяя своему сердцу разрываться на части? Что выбрать?

Эти размышления приводят меня к предварительным выводам, что лидерство имеет три ключевых этапа: (1) когда кто-то из старшего поколения сеет в нас, обучая how to (наставничество), (2) когда мы, среднее поколение, самостоятельно активно осуществляем то, чему научились, и к чему призвал нас Христос, (3) и когда мы сеем в кого-то how to (служим наставниками для других, для младшего поколения) и готовимся умереть, отпустить, предоставить свободу в развитии видения и в принятии стратегически важных решений...

Нам нравится, как правило, первый этап — когда мы молоды, в нас вкладывают и себя, и идеи, и финансы, и другие ресурсы. Частично нравится второй этап, когда ответственность все еще на старшем поколении, но у тебя все еще есть свобода реализовать свое видение и "мечты с Богом". Третий этап, период значимости, всегда самый болезненный: как отдать свое "дитя"? а вдруг...? а что, если...? Ведь именно это "дитя" и придает мне значимости? И мы продолжаем гонку самореализации, концентрируясь на самом плоде лидерства, вместе с тем, часто забывая, что плод имеет и семена, которые нужно посеять, чтобы плод появился и в новом поколении... Но эти семена не смогут быть посеяны, если плод не умрет...

Посеяться в кого-то — значит воплотиться в чью-то жизнь, в чьи-то проблемы и страхи, в чье-то призвание, дары и таланты, которые, возможно, превосходят наши способности, воплотиться в ритм жизни — профессиональный, социальный и семейный, с тем, чтобы впоследствии умереть, передав эстафету и все лучшее... Умереть для своего авторитета — значит поддерживать молодого лидера, защищать его, молиться о нем... потому что, воплотившись в его жизнь, ты умираешь в своей жизни для своих амбиций и живешь для поддержки нового поколения...

Настоящий лидер не тот, кто покорил непревзойденные высоты в вопросах власти и ответственности, не тот, который достиг таких высот значимости, что без него в развитии союза, церкви, христианской организации не принимается ни одно важное решение, но тот, кто сумел воплотиться и продолжить свою жизнь в другом, кто сумел умертвить свой авторитет для себя, проходя через муки самоидентификации среднего поколения, кто сумел воскреснуть в новом поколении во всей его инаковости, не уничтожая эту инаковость, и возлюбив ее, приняв ее, усилив ее...

И неважно каким образом: через личные отношения, как мать Тереза, или через книги, как Дитрих Бонхеффер и Сорен Кьеркегор. А пока что гонка продолжается. Значимый становится еще более значимым. Молодой профессионал приобретает еще больше профессионального и жизненного опыта. Рано или поздно, он на третьей космической скорости влетит в период среднего возраста, неизбежно столкнувшись с вопросами, стоило ли платить цену за то, за что ты уже заплатил. А представитель среднего поколения все еще старается служить мостом между амбициями значимости и амбициями молодости, мостом встречи поколений, мостом битвы между прошлым и будущим.

И даже когда я перейду в категорию старшего поколения, в период значимости, проблемы и вопросы лидеров среднего возраста не изменятся. Это поколение, как феномен, всегда будет служить местом встречи, мостом, полем битвы. Но выдержат ли опоры моста эту битву? "То, что ты сеешь, не оживет, если не умрет"...
--
5 июня 2015