Страницы

Monday, September 1, 2014

Доказать ничего нельзя... Хотя все уже доказано...

Христиане не умирали на аренах Колизея, потому что доказать ничего нельзя. Сталинских репрессий не было, потому что доказать ничего нельзя. ГУЛАГов не было, потому что доказать ничего нельзя. "Расстрелянного Возрождения" не было, потому что доказать ничего нельзя. Голодомора украинского народа не было, потому что доказать ничего нельзя. Холокоста не было, потому что доказать ничего нельзя. Депортаций народов после Второй мировой войны в Сибирь не было, потому что доказать ничего нельзя. "Русской весны" в 1968 г. в странах Центральной Европы не было, потому что доказать ничего нельзя. Советский Союз не перестал существовать, потому что доказать ничего нельзя.

"Когда не можешь обратиться к посторонним свидетельствам, теряют четкость даже очертания собственной жизни. Ты помнишь великие события, но возможно, что их и не было; помнишь подробности происшествия, но не можешь ощутить его атмосферу; а есть и пустые промежутки, долгие и не отмеченные вообще ничем… И если все принимают ложь, навязанную партией, если во всех документах одна и та же песня, тогда эта ложь поселяется в истории и становится правдой. "Кто управляет прошлым, — гласит партийный лозунг, — тот управляет будущим; кто управляет настоящим, тот управляет прошлым"… Все растворяется в тумане. Впрочем, иногда можно поймать и явную ложь. Неправда, например, что партия изобрела самолет, как утверждают книги по партийной истории. Самолеты он помнил с самого раннего детства. Но доказать ничего нельзя. Никаких свидетельств не бывает." (Джордж Оруэлл. "1984").

Подобное происходит и с нашими ценностями, — они теряют четкость. Мы еще не разобрались в том, что значит "релятивизм", как он омрачил умы и ценности многих христиан: "истина посередине". Теряют четкость даже очертания собственной духовной идентичности: мы красные, или христиане, или красные христиане? Мы принимаем ложь, которую навязывают нам. Мы позволяем лжи поселится в нашем уме, в наших отношениях, в нашей поместной церкви, в нашем обществе. Мы принимаем ложь и предоставляем ей статус правды. Но доказать ничего нельзя...

Прошлым не управляют. Прошлое уже состоялось во времени и пространстве, которое мы не в силах изменить, как факт. Какой бы мета-язык и мета-нарратив мы ни создавали, прошлое останется неизменным. Оно записано в Его памятной Книге, в Его нарративе, на Его языке. Но доказать ничего нельзя...

Утверждают уже, что гонений на христиан в советское время не было, что в Советском союзе была свобода вероисповедания, что эту свободу обеспечил товарищ Сталин. Утверждают книги по христианской партийной или партийной христианской истории. Я помню, хотя и смутно, это время. Но доказать ничего нельзя... Мы входим в эру красного христианства. Но надолго ли? Наступает агония советского христианина. Умирать он будет долго и мучительно. Но доказать ничего нельзя...

Истина не посередине. Истина — Личность, и только познавая Его, можно обрести истинную свободу ума и ценностей от лжи религиозно-националистического империализма и от мессианского комплекса славянских евангельских христиан, не менее разрушительного, чем идеология Третьего Рима. Нам нужно освободиться от мировоззренческого советского мета-языка и мета-нарратива, который как раковая опухоль парализовал наши христианские ценности, смешавшись с идеологией империализма. Истина не посередине. Но доказать ничего нельзя...

Только прощение, милость и благодать Христа могут освободить нас от рабства идеологии насилия (принимающей вид ангелов света), от рабства убивать через ненависть, от рабства лишать жизни посредством клеветы и верой в клевету, от рабства унижать ближнего посредством обмана и грабежа, от рабства похоти к территории и имуществу ближнего. Но доказать ничего нельзя...

Только переход на мировоззренческий мета-нарратив Христа и на ценностный мета-язык и категории Христа даст нам свободу от идеологии насилия, освободит нас от языка ненависти "Можем повторить", "На Берлин", "Смерть врагам". Мета-нарратив и мета-язык идеологии, которая переложила (translated) мировоззрение и ценности на язык "Великой Отечественной войны" (отторгаясь от понятия "Вторая мировая война"), приведет нацию к погибели, саморазрушению. Ненависть всегда разрушала и разрушает, прежде всего, ненавидящего, желающего повторить и дойти до Берлина. Но доказать ничего нельзя...

Абсолютная свобода — только в абсолютном добровольном рабстве Христу и Его ценностям, через раскаяние и обновление ума, через способность благодарить не вождя, инициировавшего гибридную братоубийственную войну, а благодарить Вождя Спасения, Истинного освободителя и защитника говорящих на языке любви Христа. Христианские ценности мы не можем защищать. Это не то, что защищается. Тем более, с помощью оружия или угроз превратить мир в "ядерный пепел". Христианские ценности -- это то, что является. Это то, согласно чему мы живем. Это то, что есть частью нашей сущности. Но доказать ничего нельзя...

Источником христианских ценностей есть не человек, даже не Церковь, а Сам Христос. Мы же, как Тело Его, есть только носители Его ценностей. Поэтому есть только один способ защитить ценности Христа -- быть верным Ему, быть Его рабом, говорить языком любви Христа, переводить свое мировоззрение на Его мета-нарратив, а ценности -- на Его мета-язык. Но доказать ничего нельзя...

Перед Голгофой Христос сказал Своим ученикам: "Вы теперь имеете печаль; но Я увижу вас опять, и возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет у вас; и в тот день вы не спросите Меня ни о чем" (Ин 16:22-23). Не спросим, потому что все уже будет доказано. Все уже доказано Христом: Истина -- это Личность, умершая на Кресте и воскресшая, предлагающая нам мета-нарратив Его искупления и прощения, и мета-язык любви Христа и его Евангелия. Все уже доказано Христом. Если только мы принимаем Его свидетельство... Молимся. Солим. Светим…