Страницы

Thursday, January 16, 2014

Да будет мир и благосостояние во дни мои!

...В какой-то момент народ начал обвинять Моисея за то, что фараон ожесточил условия их трудовой деятельности из-за того, что кому-то “захотелось” Исхода. Они возроптали на Моисея так же, как возроптали на фараона, обвиняя их обоих в бедах, не будучи способными распознать Божье время и действие, несмотря на эти трудности. Они приняли жизнь в рабстве как нормальное положение своего народа. Да, они передавали из поколения в поколение обетование Бога об Исходе. Но об Исходе, который состоится когда-то, в будущем, не сейчас. Именно когда-то, именно в будущем, именно не сейчас, именно не сегодня.

Они жили этим чаянием. Но когда пришло время поверить в реальность свободы, поверили не многие. Хотя они и вышли впоследствии из Египта, но умерли в рабском состоянии сердца в пустыне, так и не увидев Ханаан, и не имея возможности (при желании некоторых) вернуться в Египет. Умерли в рабстве ума, хотя и с мечтой о свободе… Только несвободные могут обвинять других в желании искать и быть свободными. Свободные во Христе обвинять не будут, они будут указывать на Источник истинной свободы, независимо от того, где о Нем проповедуется: на Майдане или анти-майдане, в тюрьме или в церкви, на площади или в поле… Это не вопрос поиска свободы в Евросоюзе или Таможенном Союзе. Это вопрос нашего отношения к свободе, прежде всего, внутренней, духовной, вопрос отношения к свободе от рабства советских ценностей. Это вопрос нашего понимания свободы во Христе.

Судя по нашей (намеренно пишу “мы”) реакции на политические события в Украине, как-то все больше прихожу к мнению, что многим евангельским христианам, наверное, нужно не 70, а 430 лет рабства, а может быть и больше, чтобы мы возопили к Богу о свободе на тон, а то и два, выше, чем израильтяне в Египте… Мы настолько привыкли жить в гонениях, настолько привыкли быть жертвой режима, настолько привыкли к тому, что нас “якобы не существует”, что как только слышим слово "свобода", сразу же рисуем себе либо самые извращенные сексуальные отклонения и сексуальные формы насилия, либо самые худшие проявления в христианстве, и притом, самые худшие именно на Западе, ведь у нас не насилуют, и у нас нет богословского блуда, у нас ведь мессианская роль...

Почему любая мысль о свободе народа у нас воспринимается как бунт против Бога? Разве не Бог вложил в человека чувство свободы, не только от греха, но и от рабства человеку или режиму? Да, мы живем в греховном падшем мире, многие или большинство – в рабстве греха, не обретя духовную свободу. Но это не есть нормальное состояние человека, которое задумал для него Бог. Это состояние, прежде всего, греховного человечества! Богу противно рабство, и Христос говорил, что Он Сам называет нас не рабами, но друзьями. Потому что именно в настоящей дружбе проверяется верность через свободу быть неверным.

Бог не делает Своим рабом человека насильственными методами — Он призывает к служению. Раб Божий — это человек Божий, который добровольно подчиняется Богу как Своему Господину, даже если иногда и не понимает, что происходит вокруг него, или что Бог осуществляет; тем не менее, он — раб Божий — доверяет Своему Господину. Да, Бог называет нас Своими рабами. Бог называет Своих верных «рабы Мои», например, в книге пророка Исаии 65:11-14:
А вас, которые оставили Господа, забыли святую гору Мою, приготовляете трапезу для Гада и растворяете полную чашу для Мени, —вас обрекаю Я мечу, и все вы преклонитесь на заклание: потому что Я звал, и вы не отвечали; говорил, и вы не слушали, но делали злое в очах Моих и избирали то, что было неугодно Мне. Посему так говорит Господь Бог: вот, рабы Мои будут есть, а вы будете голодать; рабы Мои будут пить, а вы будете томиться жаждою; рабы Мои будут веселиться, а вы будете в стыде; рабы Мои будут петь от сердечной радости, а вы будете кричать от сердечной скорби и рыдать от сокрушения духа.
Хотя Бог в Ветхом Завете и называет Своих верных рабами, но Он не делает человека Своим рабом насильственными методами. Бог Сын, Иисус Христос, придя на Землю и общаясь непосредственно с людьми, будучи в теле, научая Своих учеников, Которые следовали за Ним, говорит, что уже не называет Своих учеников рабами:
Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих. Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам. Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего. (Ин 15:12-14).
Иисус объявляет, что уже не называет нас рабами, потому что сказал (через Апостолов) нам (Своей Церкви, Телу Христову) все, что слышал от Отца. Тем не менее, Апостолы сами продолжали добровольно называть себя рабами Бога — Петр, Иаков, Иуда, Павел…

Рабы Божьи сами себя добровольно называли рабами Божьими, таким образом выражая свою добровольную покорность и вверяя свою свободу Богу. Именно вверяя свою свободу Богу, человек становится истинно свободным – от греха, от режима, от пустыни.

Бог говорит, что мы призваны к свободе, но предупреждает, чтобы только эта свобода не послужила поводом к угождению плоти. И вот в затмевающем разум и сердце страхе перед свободой — "а вдруг я или кто-то начнет угождать своей плоти?" — мы часто отказываемся от свободы в целом в пользу рабства. И зачастую не в пользу рабства именно Богу, которое ведет к свободе. Но порабощая себя и других фарисейскому рабству традиции, рабству идеи, рабству общественного мнения, рабству “исторической действительности”, рабству своих страхов, рабству своих фантазий, рабству своего негативного опыта, и пр...

Почему, как только начинается какой-то очередной политический напряг или конфликт во время свободы, мы начинаем ёрничать: “Вот вам и христианство в свободе. Вот вам и последствия свободы. Это все из-за того, что вы хотите свободы. А во времена СССР это было недопустимо. А во времена гонений у нас было единство, потому что не было свободы. А вот посмотрите, к чему вас приведет свобода."

Неужели в том, что у нас нету желаемого единства во времена свободы, виновата свобода? Неужели в том, что мы ненавидим друг друга, виновата свобода? Неужели в том, что мы готовы убивать друг друга, виновата свобода? Неужели в том, что мы материм друг друга, виновата свобода? Неужели в том, что мы воруем друг у друга, виновата свобода? Неужели мы неспособны быть едиными ради Христа именно вокруг Христа, а не из-за богоненавистнических советских и гитлеровских режимов? Неужели мы можем быть едиными только вокруг СССР и его ценностей? Неужели нам для сохранения единства нужен еще один Сталин или Гитлер? Еще одно искусственное ВСЕХБ? Неужели нам недостаточно Христа, чтобы объединиться вокруг Него без идеологии СССР, без идеи сильного менеджера-генералиссимуса, и пр.?

Взять на себя ответственность учиться жить в свободе для нас настолько сложно именно потому, что потом некого будет обвинить в своих бедах, кроме себя. И самое сложное испытание – это испытание свободой. И у нас оно еще впереди, все только начинается: учиться свободно любить ближнего (ибо насильно любить не есть любовь), а не угрызать, съедать и истреблять друг друга.

Мне стыдно за многих верующих постсоветского времени религиозной свободы, что мы почти проклинаем время свободы, не ценим его по-настоящему, не благодарим Бога за время свободы по-настоящему, и гнобим нашу молодежь за то, что они хотят жить в свободном мире и в мире свободы вероисповедания. Мне стыдно за то, что вместо того, чтобы взять ответственность за то, чтобы учиться жить в свободе, как раб Христов, благодарить искренне Бога за свободу, о которой молились сотни тысяч и миллионы верующих, сирот, вдов, узников, мы усматриваем причину наших бед именно в свободе и в желании быть свободными.

Причина же проблемы не в свободе, а в греховной и гнилой сущности человека, который хочет быть свободным без Христа и Его благодати. Если его сущность была гнилой в рабстве, то будет такой же гнилой и в свободе. Если его сущность была гнилой в свободе, то будет еще более гнилой в рабстве. Это проблема сущности человека, и никак не свободы.

Люди, которые живут по принципу "лишь бы не было хуже мне любимому сегодня" напоминают мне царя Езекию. Пророк Исаия его предупредил после принятих “соседских” послов (4Цар 20 гл.):
Выслушай слово Господне: вот придут дни, и взято будет все, что в доме твоем, и что собрали отцы твои до сего дня, в Вавилон; ничего не останется, говорит Господь. Из сынов твоих, которые произойдут от тебя, которых ты родишь, возьмут, и будут они евнухами во дворце царя Вавилонского.
Езекия же, по-видимому, облегченно и недвузначно вздохнув, ответил Исаии:
Благо слово Господне, которое ты изрек.
И продолжал:
Да будет мир и благосостояние во дни мои!
Так вот, мне стыдно, очень и очень стыдно, что большинство из нас, тех, кто называет себя христианами, говорим вместе с Езекией и жаждем: "Да будет мир и благосостояние во дни мои!" А дети и внуки? Ха, да ведь это же проблемы их поколения! Главное, чтобы я, Езекия, умер в мнимой свободе. А дети, дети могут идти хоть в Вавилон, хоть в Ассирию, это не мое дело. “Да будет мир и благосостояние во дни мои!”