Pages

Monday, July 28, 2014

Невозможно оценить жажду к жизни, не посмотрев смерти в глаза

Невозможно оценить настоящий вкус хлеба, не познав состояния голода. Невозможно оценить вкус холодной родниковой воды, не познав муки жажды. Невозможно оценить радость рассвета, не познав кошмаров бессонной ночи. Невозможно оценить блаженство покоя, не познав смертельной усталости изнуряющего труда.

Невозможно оценить радость встречи, не познав печали прощания. Невозможно познать силу прощения, не осознав глубину падения. Невозможно оценить радость мира, не осознав ужасов войны. Невозможно оценить жажду к жизни, не посмотрев смерти в глаза. Невозможно познать силу единства, не познав трагедию разделения.

Невозможно познать вменяемую праведность Христа, не осознав свою неспособность жить праведно без водительства Духом Святым. Невозможно жить благочестиво по Христу, не отрекшись от себя и не позволив Христу жить в нас и через нас. Невозможно познать силу Креста Христова и Крови Христовой, не взяв и не неся свой крест, и не сражаясь против греха до крови.

Невозможно познать силу молитвы, не осознав своей абсолютной зависимости от Христа. Невозможно быть солью Христа на Земле, не осознав глубину морального разложения без Христа. Невозможно быть светом Христа на Земле, не познав обреченность и безысходность в греховном мраке без Христа.

Когда моя душа покинет бренное тело, я скажу вместе со Христом и многими святыми, которые перешли к тем берегам: я познал радость воскресения, познав страх и трепет во вратах смерти... А пока молимся, солим, светим...

Возможно ли полностью прожить день свято и чисто?

Возможно ли полностью прожить день свято и чисто, чтобы лечь с чувством благочестивого удовлетворения самим собой? Особенно в тот день, когда приходится активно общаться с людьми лицом к лицу? Особенно в то время, когда твою страну и народ, которых любишь как свою семью, раздирает "красно-православная" империалистическая идеология, убивая твоих собратьев во имя выдуманного мифического міра? Господи, как не помыслить, не сказать, не сделать, не посмотреть дурно и с ненавистью? И, в то же время, помыслить, сказать, сделать, посмотреть благодатно, будучи свидетелем Твоего прощения независимо от степени преступления?

Каждое утро просыпаешься праведником (если только не снились кошмары и прочее), и каждый вечер ощущаешь, что твоя праведность — как после чистки хлева с пятью коровами в дождливый холодный ноябрьский день на забытом всеми социальными службами хуторе. "Все мы сделались — как нечистый, и вся праведность наша — как запачканная одежда; и все мы поблекли, как лист, и беззакония наши, как ветер, уносят нас", кричит к Богу пророк Исаия. Уж какими праведными были книжники и фарисеи в глазах народа (да и в своих не меньше), но Христос говорит тому же народу и Своим ученикам: "если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное".

Иисусе, как же мне превзойти праведность первосвященников, книжников и фарисеев и прочих людей? Как очистить запачканную в земном хлеву одежду? Как не поблекнуть как августовский лист? К чему пристать и за что держаться, чтобы не унесло вместе с унесенными ветром и с мифическим "руськім міром"? Значит ли это, что Божье Царство и праведность Царства — мираж, миф, недостижимая духовная виртуально-информационная реальность? А как же тогда "уже да, но еще нет", Господи?

В такие вечера нахожу утешение в том, мой Отец — велик, что Он — Господь превыше всех богов, что Он "творит все, что хочет, на небесах и на земле, на морях и во всех безднах, возводит облака от края земли, творит молнии при дожде, изводит ветер из хранилищ Своих". Значит Он знает, что происходит, почему и зачем. Необходимо только крепче держаться за Его сильную Отцовскую руку.

Я нахожу утешение в том, что мой Старший Брат и Друг Иешуа, Единородный Сын моего Отца, умер за меня, чтобы покрыть Своей кровью мои грехи, дать мне Свое прощение, снять с меня мертвенно-серо-синий греховный халат, и облечь в Свой белоснежный саван, который отныне символизирует смерть для власти греха и воскресение, новое рождение в семью Отца. Мой Старший Брат и Друг — властелин всех колец власти всех міров, властелин Царства, у которого никто ничего не сможет аннексировать, властелин Царства единого и неделимого, без сепаратизма и федерализации.

Я нахожу утешение в том, что Его Дух каждый день пробивается ко мне сквозь смрадные запахи земного хлева, чтобы наполнить меня Своим благоуханием, Своею благодатью и Своею силою для каждого нового дня. Никакая 100%-ая отдача своего тела, в состоянии "трезвый как стеклышко", на сожжение в служении "красно-православной" или какой-либо другой идеологии не наполнит сердце и разум любовью так, как Дух-Утешитель. Нет ничего общего у Духа Святого с духом насилия и адского чада, даже если идеологию Маркса и Энгельса, Ленина и Сталина смешивают кремлевским миксером с христианскими ценностями. Если я не исполняюсь Духом Святым и Его любовью, моя правая жизнь за правое дело превращается в звон ведра из нержавейки, которое используют для дойки коров. Без исполнения Духом Святым человек наполняется духом и рожками иных идеологических міров, облачаясь в праведность свою и отвергаясь истинной вменяемой праведности Христа, которая преображает наш характер в Его образ и подобие.

Я нахожу утешение в том, что вместе со своим пра-дедушкой Давидом напоминаю себе, что блажен человек, которому Бог вменяет праведность независимо от дел. Вместе с тринадцатым Апостолом своего Старшего Брата и Друга Иешуа я радостно воздыхаю, что блажен, потому что мои беззакония прощены и мои грехи покрыты, и Господь не вменит мне греха. Уж Шауль-то познал настоящую силу прощения и праведности Божьей, приобретя практический опыт праведности первосвященников, книжников и фарисеев: "обрезанный в восьмой день, из рода Израилева, колена Вениаминова, Еврей от Евреев, по учению фарисей, по ревности — гонитель Церкви Божией, по правде законной — непорочный."

Я нахожу утешение в том, что молюсь и стремлюсь вместе с Шаулем, чтобы "найтись в Нем не со своею праведностью, которая от закона, но с тою, которая через веру во Христа, с праведностью от Бога по вере; чтобы познать Его, и силу воскресения Его, и участие в страданиях Его, сообразуясь смерти Его, чтобы достигнуть воскресения мертвых".

Прости, Господи, что, не до конца разумея праведности Христа и усиливаясь жить собственной праведностью, так часто забываю о праведности Твоей, Которою Ты хочешь облечь мои мысли, мои слова, мои дела и мое отношение к другому, чтобы преобразить мой характер в Твой образ и подобие... Защити Своею праведностью и прощением, Иисусе Христе, мой разум и мысли от ненависти... Прости, что наипрекраснейшую во всей Вселенной планету Земля, которую Ты создал для нас и на которой поселил нас, мы каждый день все больше и больше превращаем в смрадный хлев... Но даже и в нем Ты кормишь нас молоком Своей благодати... Да приидет Царствие Твое... Ей, гряди, Господи Иисусе... Молимся. Солим. Светим...

Tuesday, July 22, 2014

Учусь смиряться не перед обстоятельствами, а перед Богом…

Иногда Господь, чтобы явить Свою славу и предоставить нам, нашим ближним и нашим врагам свидетельство Своей силы, превращает то, что многие годы служило нам опорой, в то, что несет смертельную опасность. Настолько смертельную, что нам приходится бежать от нее в недоумении и изумлении. Более того, Господь просит решить эту проблему именно с той точки в пространстве и времени, которая представляет наибольшую опасность, когда мы наиболее уязвимы, что противоречит здравому смыслу. Но обходных путей нет: не Моисей, а Господь решил превратить жезл - опору при ходьбе в пустыне - в змею. Не Моисей захотел, а Господь повелел взять змею за хвост. В противном случае она бы не превратилась снова в жезл, в опору. Безопасность, в данном случае, не в отстаивании правильного подхода к ловле змеи, а в послушании Господу.

Иногда Господь, чтобы явить Свою славу, смирить нас, и предоставить свидетельство Своей силы, просит нас положить свою руку, которая кормит нас посильным трудом, за пазуху. Пряча кисть руки, мы еще не знаем что с ней произойдет. Но вынимая ее, с недоумением и ужасом обнаруживаем, что она стала белой, как снег, ... от проказы. Это начало конца полноценному труду, общественной жизни, крепким рукопожатиям верным друзьям, нежным прикосновениям к жене и детям, и, в конечном итоге, бесславный конец жизни. Но Господь снова просит положить руку за пазуху и вынуть ее. Происходит еще более изумительное и ужасающее явление: рука снова стала такою же здоровою, как и тело. Не положив руку обратно за пазуху, не приложив ее к здоровому телу, - что абсолютно противоречит здравому смыслу, - она не станет здоровой. В один момент ты здоров, и вдруг - смертельно болен. А через через несколько мгновений - снова здоров. Исцеление не за пазухой и не в прикосновении, а в послушании Господу.

МОИСЕЙ: Что это за игры, Господи, с моей безопасностью и моим здоровьем? Неужели я заслужил такое издевательское отношение? С меня достаточно позорного бегства из Египта, и стольких лет одиночества вдали от любимых родителей, брата и сестры в одной стороне, и частого одиночества с овцами, вдали от любимой жены и детей в другой стороне. А тут еще несгорающий куст, голос из огня, просьба постоять босиком на раскаленном песке, странные повеления вернуться в Египет, истории об Исходе, ужасы с жезлом и рукой. Господи, зачем нарушать мой покой? Я смирился с обстоятельствами, оставь меня в покое!

ГОСПОДЬ: Моисей, это не игры! Смирись не перед обстоятельствами! Смирись передо Мною! Твоя безопасность и твое здоровье в Моих руках. Эти ужасные обстоятельства в твоей жизни Я использовал для того, чтобы воспитать в тебе характер и отразить в нем Свой образ и подобие, чтобы через тебя спасти твоих родителей, твоего брата и сестру, твоих родственников и твой народ. Вспомни твоего патриарха Иосифа: он был способен распознать, что не братья продали его в Египет, а Я привел его, чтобы спасти его семью от голодной смерти. Не ты бежал в пустыню, а Я привел тебя в пустыню, чтобы в момент твоей наибольшей слабости и уязвимости явить тебе Свое могущество и призвать тебя к началу Исхода. Отныне важно не кто ты, а кто Я. Не что сделаешь ты, а что сделаю Я и насколько послушен Мне будешь ты и твой народ.

Моисей, тот факт, что куст не сгорает, означает, что не закончится Моя благодать к твоему народу. Израиль - Мой. Источник огня - Я, а не куст, или ты, или народ. То, что ты стоишь босиком на раскаленном песке, - запомни: этот песок не один день будет под твоими ногами, когда ты будешь вести народ из Египта в Ханаан. Исход - не миф твоих предков, а Мое обещание. Египет - не тюрьма, а место, где Я создал великий народ, который наконец-то, вспомнив о Боге Авраама, Исаака, Иакова и Иосифа, начал вопиять ко Мне об избавлении, перестал смиряться перед обстоятельствами и начал смиряться передо Мною.

Моисей, то, что произошло с твоим жезлом и рукой - не ужас, а Мое свидетельство для тебя и фараона: за Мною последнее слово относительно безопасности твоей и фараона, и за Мною последнее слово относительно здоровья твоего и фараона. Последнее слово всегда за Мною. Ты не осознаешь, сколько ты можешь вынести с огнем Моей благодати. Не ты устанавливаешь пределы своих возможностей, а Я. Доверься мне, доверь свою жизнь, жизнь своей семьи и жизнь своего народа Мне. Я позабочусь, но не так, как ты себе это представляешь.

Жезл сей возьми в руку твою: им ты будешь творить знамения в Египте перед лицом старейшин твоего народа, перед лицом фараона, и в пустыне, когда Я буду вести твой народ через пустыню в Ханаан. Израиль - сын Мой, первенец Мой!

Молимся. Солим. Светим. Просите мира Донбассу и Иерусалиму...